КОНГО-КРЫМСКАЯ ГЕМОРРАГИЧЕСКАЯ ЛИХОРАДКА

Краткие исторические сведения. Впервые случаи тяжелого забо­левания, получившего сначала название «острый инфекционный токсикоз», были зарегистрированы в тридцатые годы XX в. в Кры­му среди военных и гражданских лиц, принимавших участие в убор­ке сена. Заболели около 200 человек, некоторые из них погибли.

Для изучения этого заболевания в Крым была направлена науч­ная экспедиция под руководством М. П. Чумакова, которая и уста­новила нозологическую самостоятельность новой болезни и дала ей название «крымская геморрагическая лихорадка». Из крови боль­ных в острой фазе болезни и из местных иксодовых клещей был выделен вирус, доказана его этиологическая роль при этой болезни (1945). В дальнейшем очаги КГЛ были выявлены в Астраханской и Ростовской областях, Краснодарском и Ставропольском краях, а также в Болгарии, Югославии и других странах.

Сходное заболевание зарегистрировано было спустя 11 лет в Конго, а выделенный при этом возбудитель оказался идентичным крымскому вирусу (Casals, 1969). Это и обусловило общепринятое название болезни — «Конго-крымская геморрагическая лихорадка».

В дальнейшем было установлено, что заболевания с подобной клинической картиной регистрировались уже много лет в бассейне Черного и Каспийского морей еще задолго до вспышки в Крыму, положившей начало изучению этой патологии.

Актуальность. Актуальность проблемы КГЛ обусловлена широким ее распространением, совпадающим с регионами обитания иксодо­вых клещей. Случаи заболевания регистрируются в Среднеазиатских странах СНГ, государствах Юго-Восточной Азии, во многих странах Африканского континента, Юго-Восточной и Центральной Европы.

Значительность этой патологии для Украины определяется наличи­ем на юге Украины и в западных ее областях стойких природных очагов, где резервуаром инфекции могут быть домашние и дикие млекопитающие (коровы, лошади, козы, овцы, зайцы, лесные мыши).

Внимание к КГЛ объясняется тяжестью ее течения с высокой ле­тальностью, сложностью распознавания болезни на ранних стадиях, возможностью завоза инфекции в различные регионы из неблаго­получных районов при миграции населения.

Этиология. Возбудитель КГЛ Haemorragogenes tchumakovi отно­сится к группе арбовирусов семейства Bunyaviridae, роду Nairovirus. Он имеет в основном сферическую или овальную форму, размеры 90—100 нм. С помощью электронной микроскопии в крови больных КГЛ были обнаружены не только сферические, но и удлиненные и нитевидные формы вируса. Вирус КГЛ имеет однослойную липид­ную оболочку, на поверхности которой располагаются 2 гликопро­теида (они детерминируют высокие патогенные свойства вируса). Обладает вирус и транскриптазной активностью.

Носителем генетической информации является однонитчатая спиралевидная РНК, располагающаяся в центре.

Вирус чувствителен к эфиру, хлороформу, к рабочим концентра­циям дезинфицирующих веществ, высоким температурам (при ки­пячении погибает моментально), но в замороженном состоянии при температуре —20… —70 °С сохраняется не менее 3 мес. В лиофили- зированном состоянии он не теряет активности в течение 2 лет и более.

Для выделения вируса используют культуры перевиваемых по­чечных клеток поросят, зеленых мартышек, новорожденных мышей и крыс (их заражают, вводя инфицированный материал в мозг или внутрибрюшинно). Взрослые лабораторные животные (крысы, мы­ши) не заболевают КГЛ после заражения, но переносят бессимп­томную инфекцию, отражением чего служит появление специфиче­ских антител в их крови.

Созревание вирионов и их накопление происходит почкованием на внутриклеточных плазматических мембранах клетки, выход из клетки — путем экзоцитоза, лишь в редких случаях путем лизиса клетки. Вероятно, поэтому в культурах, где происходит размноже­ние и накопление вирусов, не выявляется цитопатогенный эффект.

Вирус КГЛ способен образовывать бляшки (негативные колонии) под агаровым покрытием, особенно четко эта способность проявля­ется в культуре почечной ткани зеленых мартышек. Выявленная ин­терферирующая активность против вируса полиомиелита III типа в этой же культуре и против вируса везикулярного стоматита в куль­туре почек хомяка может быть использована для дифференциации на ранней стадии изоляции вируса.

Вирус КГЛ представляет большую опасность для работающих с ним людей, так как вероятность заражения весьма велика. Поэтому часто в экспериментальных работах по изучению этой группы ви­русов используют не вирус КГЛ, а тождественный ему в антиген­ном отношении вирус Hazara, который не патогенен для человека.

Не исключают, что различия в течении заболевания (например, на Африканском и Европейском континентах) могут быть обуслов­лены различной степенью патогенности вирусов, при этом леталь­ность колеблется от 5 до 50 %.

Особенно тяжело протекают случаи заболевания при заражении контактным путем, хотя этот путь реализуется очень редко. Объяс­няют это усилением патогенности вируса при пассаже через орга­низм животного, человека («пинг-понг эффект» по М. П. Чумакову).

Эпидемиология. В природе основным источником и «храните­лем» инфекции являются иксодовые клещи, чем и обусловлено формирование эндемичных очагов. Эти клещи обитают в регионах с достаточно теплым климатом, в лесостепных и степных районах. Формирование стойкого эндемичного района обусловлено тем, что клещи передают инфекцию трасовариально своим «прокормите­лям» — домашним сельскохозяйственным и диким животным (ко­ровам, лошадям, овцам, козам, зайцам, ежам, мышам и др.). О сте­пени инфицированности животных можно судить по наличию у них специфических антител. Как полагают, птицы резистентны к инфекции, вызываемой вирусом КГЛ, но могут играть существен­ную роль в распространении инфекции, механически перенося кле­щей при своих миграциях.

Существует более 20 разновидностей клещей, способных пере­давать возбудителей КГЛ человеку, причем каждый регион имеет свои особенности. Так, в Юго-Восточной Европе наиболее активны Н.marginatum, но опасность для человека представляют лишь поло­возрелые особи, тогда как незрелые (личинки, нимфы) паразитиру­ют главным образом на мелких животных и птицах. В Азии (юж­ные и центральные области) все стадии клеща предпочитают круп­ных животных, инфекцию человеку переносят лишь половозрелые клещи.

Заражение человека происходит при укусе клеща, когда со слю­ной в кровь поступают вирусы. Можно заразиться также при кон­такте с кровью больного (первые дни болезни), не исключается воз­можность и воздушно-пылевого заражения (вдыхания пыли, содер­жащей частички высохшей крови с вирусами). Имеются данные о случаях лабораторного заражения при пассажах инфицированного материала.

Возможность инфицирования человека непосредственно от жи­вотного подвергается сомнению ввиду кратковременной и неинтенсивной у них вирусемии. Но не исключается, что при разделывании туши заболевшего животного человек все же может заразиться.

Сезонность определяется периодом наибольшей активности кле­щей. Так, в регионах, где встречается преимущественно Н. mar­ginatum, это апрель — июль, где Н. anatolicum, — август — октябрь.

В Африканских странах четкой сезонности нет.

К заболеванию восприимчивы все, но чаще оно регистрируется среди взрослого трудоспособного населения; можно говорить даже об определенных «группах риска» (пастухи, сенокосы, лесорубы, охотники, доярки, ветеринары). Мужчины болеют чаще женщин, что связано с особенностями их профессиональной деятельности.

Перенесенное заболевание оставляет стойкий иммунитет.

596 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *